Тайное Братство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайное Братство » Старые отыгрыши » Дом Теодора Фридмана


Дом Теодора Фридмана

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

- Не думаю, что получится избежать походов в школу. Хотя бы пару раз-то надо сходить! Найти, что где можно подкрутить и подпилить, чтобы всем было смешно, а учителю - не очень... - Дитрих вздохнул так, словно искренне сочувствовал их будущим преподавателям. Как-то так получалось, что за проделки Дитера часто приходилось извиняться ему. Правда его мягкость и дружелюбие часто заставляли учителей забывать обо всем очень скоро. Все-таки полезно хоть немножко уважать взрослых...
- А насчет собаки обязательно пойдем на разведку, как только станет...светло, - Дитрих запнулся. Нет, он не мог бояться еще и яркого солнца. Оно восходит медленно, а не резко загорается на небе. И оно ласковое, теплое. Оно не станет никого убивать.
- Мне кажется, что дядя разрешит. Он всегда нас любил. Хотя я и плохо его знаю, - уверенно кивнул мальчик, поглаживая спину брата подушечками пальцев. По светлой коже лениво стекала пена, лопаясь с едва различимым шипением. Дитрих скользнул вверх по позвоночнику мальчика и зарылся влажными пальцами в волосах у него на затылке.
Было тепло и спокойно. Дитрих выключил воду, и теперь было лишь ароматное шипение пены, да их дыхание.
Однажды Дитрих был очень сильно обижен на родителей. Он не мог вспомнить сейчас, почему, но факт остается фактом: обида была смертельной. И тогда он подумал, что мог вполне бы обойтись без них, если рядом бы был Дитер. Да вообще весь мир не нужен был ему, будь с ним брат.
Сейчас Дитриху было стыдно за те мысли. Страшно, что он вообще мог такое подумать. Ведь тогда он знал, что родители никуда не денутся. Каждый так думает - мама и папа будут всегда. Как же сильно все меняется, когда жизнь доказывает нам противоположное.

0

32

- Ну а вдруг! - невозмутимо воскликнул Дитер, чуть улыбнувшись, - Может, раз дядя может позволить себе такой дом, может, он сделает хотя бы так, что мне не пришлось хотя бы туда ходить. Делать задания я еще согласен. До чего все же отвратительное место эта школа, - на самом деле Дитера всегда не столько раздражало само понятие учиться, сколько то, как все это происходило. Обязаловка, куча глупых детей, шум, нравоучения и ранние подъемы по утрам... этот мальчишка мог бы неплохо учиться, если бы ему позволили заниматься самому.
- Судя по моим предположениям, светло станет еще часов через шесть... а ты спал хоть немного? - он мягко провел пальцами по влажным волосам брата, глядя на него немного снизу вверх, не отрываясь щекой от его плеча, - Для поисков собаки нужны силы все же... А дядя... мы вообще ведь друг друга не так уж хорошо знаем.
Дитрих выключил воду и в ванной стало тихо. Так, что мальчик снова закрыл глаза, чувствуя неспешное прикосновение пальцев к своей спине. Он положил свои ладони ему на грудь, едва ощутимо поглаживая. Тепло, спокойно, откуда-то доносился звук работающего телевизора. И больше ничего. Дяди явно еще не было. Хотя явно была уже ночь.
- Мне сейчас почему-то кажется, он вообще не придет, - негромко произнес он, зная, что брат поймет его без особых объяснений.
Раньше он очень любил оставаться вдвоем с братом дома. Они могли делать, что хотят, то, что в обычное время им пытались запретить, отдыхали, либо придумывали что-то интересное, чтобы развлечься... но никогда тишина так не давила, как сейчас. Даже относительная тишина. Сейчас Дитеру казалось, что такая тишина будет все время и, закусив губу, он уткнулся носом в шею брата.

0

33

Ну вот, теперь Дитрих чувствовал себя старшим. То, как брат жался к нему, как старался быть ближе заставляло накатывать новые и новые волны горечи. Теперь, казалось, они вдвоем против всего мира. Кто бы не был, он не будет родным, он будет чужаком, с которым надо быть настороже. Или же наоборот, захочется цепляться за каждую протянутую руку?
Мальчик пока не решил сам для себя, чего ему хочется. Он знал, что поддержит брата во всем на свете, и если он решит, что остаться вдвоем и ощетиниться на весь мир будет верным решением, так и будет. Брат всегда прав. Даже если очевидно неправ. Дитрих одновременно боялся всего нового, что теперь будет их окружать, но вместе с тем ему было исключительно интересно, что будет дальше. Смешанность чувств порождала неуверенность и еще больше страха и сомнений.
- Придет. Должен придти. Хотя мы ведь сможем весь мир себе подчинить, если будем вдвоем, - он продолжал говорить дурацкие успокаивающие фразы теми же самыми интонациями, что и мама. Да, Дитрих был очень похож на нее. Такой же мягкий, дружелюбный, спокойный. Но если нужно было поддержать брата в чем-нибудь, то он это делал без зазрения совести. Хотя всегда оглядывался через плечо - мало ли что?
Дитрих положил ладонь на шею брата, бессистемно теребя прядки намокших волос и легко касаясь теплой кожи. Вторая рука вновь стала блуждать по спине мальчика. В особенности Дитриха интересовали чуть выпирающие позвонки, которые можно было бы при желании пересчитать. Дитрих знал, что их непременно будет тридцать три. Или тридцать четыре? Хотя какая, в сущности, разница...
Он чуть наклонился, касаясь губами щеки брата. Нежно-нежно. Так, что это было едва ощутимо.

0

34

- Обязательно сможем, - Дитер улыбнулся в ответ и, еще какое-то время полежав в его объятьях практически неподвижно, наконец, поднял голову. Хоть и ненадолго, только чтобы взглянуть в глаза.
От теплых объятий и прикосновений стало как-то теплее и уютнее. Брат практически всегда мог успокоить его этими прикосновениями, словами... которые по сути не несли в себе очень большого смысла, но его мягкий голос действовал почти безотказно. Даже сейчас, когда хуже ему не было никогда в жизни.
Чувствуя влажную теплую ладонь на своей шее, Дитер слегка потерся щекой о его плечо и замер ненадолго, ощутив прикосновение его губ.
- Знаешь, мне не хочется никого... никаких новых знакомых... вообще никого. Вот пожалуй, только собаку... - сам не зная зачем, произнес он.
На первый взгляд Дитер был шумным задирой, никогда не мог промолчать. Всегда, когда где-то был шум, там был и он. И, как правило, в центре событий. Но с другой стороны ему никогда не были нужны друзья и знакомые. Вообще никто, кроме брата и родителей. В их старом классе с ним хотели дружить, считали лидером, заводилой, но никого из этих желающих он не подпускал к себе близко. А сейчас вообще казалось нет сил на любое общение. И, скорее всего, это чувство останется еще на продолжительное время.
Мальчик чуть приподнялся и, пару секунд посмотрев в глаза брата, потянулся к его губам, касаясь их своими. Со стороны, конечно, могло бы показаться странным то, чем они занимались, но для самих мальчиков такие прикосновения давно стали привычным делом, хотя по отношению к кому-то другому, постороннему, вряд ли они могли бы такое представить.

0

35

- Тогда и не надо никого. Как хочешь - так и будет, - Дитрих почти не улыбнулся губами, но глаза его мягко светились. Сейчас он старался не говорить громко, произносить лишних слов - тоже.
Мальчики чаще всего понимали друг друга без слов. Просто глядя друг другу в глаза они принимали единогласное решение и, синхронно кивнув головами, спешили на "дело". Им часто не нужно было обсуждать какие-нибудь детали, потому что каждый из них знал, что нужно делать. Почти полная синхронность мыслей и ощущений. Даже несмотря на то, что они были разными, когда они соприкасались со внешним миром, это вызывало у близнецов примерно одинаковые мысли и чувства.
Они несколько секунд смотрели друг другу в глаза. Дитрих легко улыбнулся, и через мгновение губы брата коснулись его собственных. Мальчик закрыл глаза и чуть-чуть подался вперед. Это нельзя было назвать поцелуем, вообще все, что происходило между ними никак не попадало в привычное людям определение каких-либо интимных действий. Просто когда не хватало слов, или же им казалось, что они недостаточно близко, или просто - хотелось, они обнимались крепче, чем просто браться или вот так вот робко "целовались".
Дитрих любил это ощущение - когда дыхание брата мешалось с его собственным, когда можно было открыть глаза и посмотреть, как чуть-чуть дрожат его длинные ресницы. Как можно было почувствовать на вкус, что только что ел или пил Дитер. Сейчас они оба были на вкус как горьковатый чай, хотя во рту у Дитриха еще оставалась сахарная сладость.
Он прерывисто тихонько выдохнул брату в губы, теперь обнимая его за шею обеими руками. Они теперь были так близко, что Дитрих чувствовал собственной грудью, как бьется сердце Дитера.
Стало еще жарче. И виновата в этом была определенно не горячая ванная.

0

36

Порой Дитера удивляло, как брат согласен с ним, как принимает его порой абсурдные решения. Как будто он всегда прав. Может быть, в детстве ему и казалось, что так и есть, но сейчас... особенно сейчас, такой уверенности не было.
Сейчас хотелось не отходить ни на шаг, не отстраняться ни на мгновение, быть рядом, так близко, как только можно. Ни один из них не воспринимал эти прикосновения и ласки, как что-то интимное и уж тем более запретное или противоестественное. Так просто сильнее чувствовалось, что они вместе и одно целое.
Дитер закрыл глаза, ощущая обнимающие его руки брата, и сам обнял за плечи, ласково прижмая к себе и легонько целуя губы, мягкие, чуть сладкие после этого странного чая из тонких чашек.
Наконец, через пару мгновений он немножко отстранился, так же мельком посмотрев ему в глаза. Отстраняться дальше не хотелось. И хотя в ванной они обычно редко занимались чем-то подобным, сейчас не хотелось дурачиться или, как обычно это бывало, изучать все здесь до мельчайших деталей. Отчего-то смутная мысль об этом, промелькнувшая в глове Дитера, показалась ему какой-то в корне неправильной. Как можно веселиться, устраивать их привычные выходки, когда так?..
Мальчик шумно выдохнул и снова чуть подался вперед, легонько целуя уголок его губ, пальцами мягко поглаживая обнаженные влажные от воды и пены плечи.
То, что сегодня близнецы будут спать в одной постели, укрывшись одним одеялом, он знал уже наверняка. Как-то на уровне подсознания... хотя в последний год они стали делать это несколько реже, чем в детстве, но теперь эта "традиция", возможно, станет еще сильнее, ведь стало важно как никогда, постоянно чувствовать, что они есть друг у друга.

________
оос. М.. извиняюсь, немного пьян, так что либо буду позже, либо уже завтра..

0

37

Можно мириться и с тишиной, и с пустотой, если в первой хочется петь а кричать, а вторую заполонить всем, чем только можно. Кучей дурацкого, но дорого сердцу хлама.
Только те, которые окружали мальчиков сейчас, были из разряда тех, что поедают. Давят. Заползают внутрь и разъедают изнутри. И как с ними бороться, откуда они подступают - не знаешь. Даже угадать нельзя, пусть тебе дадут сотню попыток.
Дитрих прекратил все попытки хоть как-то отвлечься самостоятельно или отвлечь брата. Было просто слишком грустно. Слишком тоскливо и больно, чтобы хотя бы притвориться, что можешь думать о чем-нибудь другом.
Лицо Дитера снова было совсем рядом. Он хотел улыбнуться, чтобы поцелуй пришелся на улыбку, но вместо этого губы скривились так, словно он вот-вот заплачет. Но неделя рыданий его, кажется, измотала. Каждый раз это делать было по меньшей мере очень больно. Поэтому он сдержался.
- Ты пахнешь дорогой. Волосы, - самые простые предложения совершенно не хотели строиться по правилам, слова лезли сами по себе, не слишком полагаясь на мысли.
Запах дороги Дитриха несколько угнетал. Ему ужасно хотелось вырезать воспоминания об этом страшной неделе, и даже слабый запах бензина вызывал целую бурю эмоций.

0

38

- И ты тоже... - тихо отозвался Дитер и, поцеловав его губы легонько еще раз, отстранился.
"Дорогой... а наверно, мы оба пахнем... этим? Интересно, а этим можно пахнуть?" - от слов брата отчего-то отчетливо вспомнился тот совершенно отвратительный запах, который витал на месте аварии. Удушливый дым и расплавленный металл... но и что-то еще... что мальчик для себя вряд ли мог объяснить, но чувствовал очень отчетливо.
Хотелось смыть этот запах, убрать его, забыть... совсем. Как-то неосознанно он схватил с края ванной шампунь, быстро открыв крышку и на мгновение понюхав содержимое. Впрочем, это было только видимостью. Запаха он сейчас почти не почувствовал. Щедро выдавив на мокрую ладонь жидкости, он мягко провел ею по волосам брата.
И хотя мальчишки, конечно, уже не раз за это время принимали ванну, и Дитер даже вспомнил, что такое странное ощущение у него уже было. Но сейчас казалось, запах остался еще. Но может, это только от дороги.
- Давай... смоем это все... - его голос прозвучал как-то непривычно хрипло и пальцы чуть сжали мокрые влажные волосы.
Чуть отстранившись, он снова взял ту же самую бутылочку и нанес шампунь уже на свои волосы. Наверно, на это ушла уже добрая половина флакона. Но то, что переводит по сути чужие вещи, мальчик как-то не особо задумался.
Он как-то с детства боялся, что шампунь или даже просто вода во время мытья попадет в глаза и по привычке зажмурился, быстро размыливая жидкость по своим волосам.

0

39

А вот будь это недели две назад, они бы уже соревновались в создании идиотских причесок из мыльной пены. Сейчас просто хотелось избавиться от малейшего напоминания о дороге из дома - сюда. Как будто бы этот дурацкий запах мог каким-то образом заставить новую порцию тоски щедро шлепнуться прямо им в душу.
Дитрих не умел плавать - при попытке он попросту начинал задыхаться. Но купаться просто обожал. Кроме этого, он совершенно не боялся воды, из-за чего пару раз чуть не утонул к чертовой матери. И уж тем более он не боялся воды из душа. А было ли вообще в близнецах хоть что-нибудь одинаковое?..
Дитрих старательно намылил голову, царапая кожу головы ногтями - все смыть, все, до последней капли. Когда эта процедура начала казаться ему бессмысленной, он снял к крючка душ и, включив теплую воду, тщательно смыл пену с голову. Черные волосы моментально налипли на бледную кожу извивающимися змейками. Фыркнув, Дитрих притянул к себе брата и помог ему повернуться к себе спиной.
- Я помогу. Запрокинь немного голову, - мальчик рукой помог Дитеру выполнить собственную же просьбу. Он знал, что так мыльная вода не попадет брату в глаза - а ведь именно этого "старший" Гёте очень боялся.
Дитрих любил в своем брате все. Вот волосы Дитера, например, казались мальчику куда более мягкими и густыми, чем у него. Поэтому он старательно промывал каждую прядку, словно лаская волосы пальцами.

0

40

Когда брат притянул его к себе, Дитер даже на мгновение не открыл глаз. Привычка, даже не страх... просто что-то неосознанное, с детства. Он шумно выдохнул, чувствуя, как мягкие пальцы брата коснулись его головы, как теплая вода полилась по голове. Честно говоря, купаться он любил только с братом, а если не получалось, принимал по-быстрому душ за пару минут и выскакивал из ванной, отправляясь по своим делам. Один он считал это пустой тратой времени и ему было попросту лень возиться там, мыло, шампуни, прочая чепуха... вода точно была не его стихией.
- Спасибо, - слегка улыбнулся он на слова брата и поуютнее устроился в его руках, чуть опершись спиной о его грудь. Уютно, мягко, тепло... да, даже сейчас это можно было так назвать. Ему всегда нравилось, когда Дитрих обнимал его, ласкал пальцами его волосы, шею, плечи. В такие моменты он себя чувствовал более расслабленно, чем когда-либо.
Когда брат закончил возиться с его волосами, Дитер медленно повернул голову и благодарно коснулся губами его влажной щеки.
Сейчас запах пены и шампуня заполнил это светлое помещение и Дитер почувствовал, что снова хочет спать. Вот так, в руках брата... может, только чуть более лежа.
- А ты все? - он чуть приподнял голову, глядя в большие синие глаза. Ему почему-то всегда казалось, что глаза у них разные... и из-за этого - как можно их спутать друг с другом? Однако... окружающие не так часто смотрят в глаза друг друга и пытаются что-то в них увидеть. Так же и разницу между мальчиками они не замечали. Или же замечали чуть позже, по поведению.
- Мне почему-то снова спать хочется... А может, дядя уже пришел?

0

41

- Все. Можно вылезать. Мне больше... не холодно, - по крайней мере, так казалось ему сейчас. Он не знал, что будет, когда вокруг не станет ласковой ароматной воды и придется идти по темному коридору. Может его снова накроет.
Дитрих старался улыбаться почти на каждый взгляд брата.
"Смотри: я все еще умею это делать, а мы переживем все на свете, пока есть друг у друга. И я улыбаюсь. Неуверенно, с натяжкой, но я все еще не разучился это делать. А ты?.."
- Я бы тоже поспал. Я проснулся на несколько часов раньше тебя. И дяди уже не было, кстати, - Дитрих не замечал, как продолжил аккуратно водить кончиками пальцев по волосам брата. Мама всегда порывалась постричь их - негоже мальчишкам носить такие патлы! Но заставить их усесться и потерпеть было сложнее, чем искупать кота. Поэтому соглашались братья на стрижку очень редко.
- Давай выбираться. Мы уже давно сидим, вода остынет, - Дитрих нащупал на дне ванной затычку и дернул. Тут же закружился крошечный водоворот - та еще ванная забава.
Мальчик встал, наскоро смыв с себя душем пену и шлепнул босыми ногами на теплый - подогревали его, что ли? - кафельный пол. Кажется, дядя был чуть заботливее, чем ему казалось - на сушилке для полотенец висели три банных полотенца: два совершенно белых и одно темно-синее. Недолго думая, Дитрих дернул одно из белых и принялся вытираться.

0

42

- Мне тоже, - как-то глухо отозвался Дитер и, чуть помедлив, вылез из ванной вслед за братом.
Предстоял его самый нелюбимый процесс - вытирание после воды... почему-то его это всегда раздражало. Тереть свое тело полотенцем, ощущать, что везде тут же похолодевшая вода... в этом плане воду он не любил еще больше.
Подойдя к вешалке, где висело два одеяла - синее и белое, мальчик на несколько секунд задумался над тем, какое взять. В конце концов, выбр все же пал на белой и мальчик тут же закутался в него, как-то резко и нервно вытираясь. Совершенно небрежно он провел полотенцем по волосам и пару раз мотнул головой, стряхивая воду. Затем, обмотав полотенцем бедра и подобрав брошенную на пол одежду, он прислонился бедрами к раковине, склонив голову на бок и наблюдая за тем, как все это несколько медленнее делал брат. Дитрих в отличие от него этот процесс не воспринимал с таким легким раздражением.
- Ну что, готов? - он шагнул к мальчику, когда тот закончил и толкнул дверь в коридор.
Уже знакомый маршрут по длинному коридору до комнаты. Сейчас он уже не показался таким мрачным и холодным. Может, стал привычнее, а может стало просто как-то все равно.
На кухне по-прежнему работал телевизор и Дитер даже не думал выключать его. Без всяких звуков ему всегда было трудно уснуть, даже если он сильно уставал.
- Сейчас наверно, около двенадцати, - констатировал он и толкнул ладонью дверь в их новую комнату.

0

43

Дитрих тщательно вытерся и так же, как брат, обмотал полотенце. Только вот одежду он взял все так же сложенную стопочкой, аккуратно, точно ее только что погладили. Порой свой излишней опрятности Дитрих очень стеснялся - наверняка это смотрелось со стороны глупо, нелепо или просто неестественно. Пожалуй, в этом он следовать за братом никогда не хотел. Ему доставляло особое удовольствие аккуратно расставлять книжки по полкам, не собирать одежду и чуть ли не развешивать и раскладывать ее по цветам.
Потому по сравнению с Дитером он казался невероятным копушей.
Идти по коридору было зябко, Дитрих поежился, хотя в доме было тепло. Но разгоряченное после ванной тело воспринимало воздух в помещении совершенно иначе. А вот когда они добрались до комнаты, он первым же делом - после того, как положил одежду на стоящий ближе всего стул - нырнул под одеяло, свернувшись там клубком. Полотенце он так же оставил снаружи, на спинке стула с одеждой.
Всего через несколько секунд он начал согреваться, и дрожь в теле улеглась. Высунув взъерошенную мокрую голову наружу он кивнул брату, откинув в сторону край одеяла.
- Забирайся.

Однажды Дитрих заболел, и Дитеру запретили спать в одной комнате с братом - боялись, что и он тоже заболеет. Мальчикам тогда было по десять лет, и уж как заливисто выл Дитрих, протестуя против такого положения дел. Брат непременно должен был быть рядом. Пусть и на соседней кровати.

0

44

Дитер на несколько мгновений остановился в дверях. Почему-то на сколько-то мгновенйи показалось, что эту комнату он видит в первый раз. А может в и первый... в конце концов в первый раз он не обратил на нее никакого внимания, просто с убитым видом плюхнулся на постель лицом в подушку и через сколько-то просто отключился, пролежав в одной и той же позе несколько часов. И если бы его потом спросили, что здесь есть и какого цвета обои, мальчик едва ли смог бы ответить.
Теперь его губы тронула легкая улыбка. Все же стало как-то спокойнее. Чуть-чуть, на автопилоте, но все-таки. Он проследил взглядом за братом. который тут же юркнул под одеяло. Это он делал на удивление быстро, в отличие от всего остального. Иногда Дитера доводила медлительность брата, особенно, если нужно было куда-то собираться. Сам он никогда не был заядлым бардачником, да и вещи всегда были в порядке, но не до такой тщательности и, можно сказать, занудства, как у Дитриха.
- Ага, да... и спать... - мальчик согласно забрался на постель рядом с братом и удобно устроился под боком, немного толкнув его к стене. Раз уж сегодня Дитрих самовольно занял это место, значит спать будет тесно прижатым. Он положил ладони ему на плечи и довольно зажмурился, кутаясь в одеяло. Вот момент залезания в постель, в отличие от момента вытирания, он обожал.
- Ну что, спокойной ночи?.. - тихо произнес он и, высунув руку из-под одеяла, погасил ночник.
"Если она, конечно, может быть таковой..." - смутная мысль и Дитер зажмурился. уткнувшись носом в плечо брата, пытаясь отогнать ее прочь и снова отключиться.

0

45

Дитрих обнял пристроившегося рядом брата. Ничего не бывает так прекрасно, как спать с тем, кого так сильно любишь.
Обнимать его, а если вдруг проснешься, увидеть, что он рядом, и, едва ощутимо коснувшись его лба губами, снова уснуть. Когда брат спал рядом, Дитриху не снились кошмары. А может быть и снились, но он их просто не запоминал.
- Спокойной ночи...
Он погладил брата по мокрым волосам, стараясь думать не о том, что мама сейчас сушила им волосы, потому что иначе можно простудиться, а о том, что с утра у них будут совершенно безумные прически. И чем больше они будут ворочаться, тем смешнее будет смотреть друг на друга с утра.
Как ни странно, несмотря на то, что мальчик практически не спал, сейчас он чувствовал, что еще долго будет ворочаться.
Он прислушивался абсолютно ко всему: звукам с улицы, бормотанию телевизора, дыханию брата. И ждал, что откроется, наконец, дверь, и в коридоре послышатся шаги.
"Ну ведь он же должен в конце-концов вернуться, правда?.. Не оставит же он нас здесь одних..."
Нет, такого быть не могло. Дядя непременно скоро придет домой. Заглянет в к ним в комнату, чтобы удостовериться, что они спят - в полночь это самое правильное занятие для детей.
Но шагов он все не слышал, а остальные звуки постепенно стихали - он все еще не засыпал, но уже начал дремать.

0

46

На часах была уже полночь, когда тишину дома  разрушил тихий скрип открывающейся двери. То что Тео приходил домой поздно не смогло изменить даже то, что у него в доме теперь жили дети, которых надо было кормить и за которыми, после такого тяжелого горя, как потеря родителей, нужно было постоянно приглядывать. Все-таки деньги достаток и стабильность  для мужчины стояли на первом месте.
В доме было темно и тихо, так что он решил не включать света и просто положил теплое пальто на один из стульев у выхода, скинув обувь, поставил не слишком аккуратно у двери. Почти не слышно идя по дому, он сначала заглянул на кухню, проверяя, поели ли мальчики.  Самому есть не хотелось – после работы он засиделся в баре, все же смерть брата действовала и на него, хотя близкими их никто бы не назвал. Большая разница в возрасте давала о себе знать, и они мало интересовались делами друг друга.
От Тео не сильно пахло каким-то алкоголем, и голова соображала уже не слишком хорошо, впрочем, его это нисколько не беспокоило.
Пройдя по гостиной, он сбросил пиджак на диван – заходить в свою комнату сейчас было лень и совсем не по пути – нужно было проверить детей. О них он часто думал в последнее время, видя как те ходят после душа, завернувшись  только лишь в полотенце или то, как они укладывались спать… В голове, мутной от алкоголя такие мысли принимали более отчетливо вырисовываться,  подсказываю разыгравшемуся воображению разны образы..
Он приоткрыл дверь новой детской и посмотрел на пустую постель..
«Все понятно... снова спят вместе…» - мужчина невольно улыбнулся и облизнул губы. Еще по поездкам к брату он помнил эту любимую привычку близнецом, часто видя, как те сопят, прижавшись друг к другу, такие похожие и такие разные одновременно.
Он, не спеша, перевел взгляд на вторую кровать и увидел, как они спали, уткнувшись друг в друга. Тонкое одеяло чуть сползло с их плеч и в свете фонаря, стоящего за окном было видно, что на них нет одежды..
«Видимо пришли после душа и поленились одеться…»  - Тео шумно выдохнул  и прикрыл глаза, стараясь отогнать от себя все мысли. Не получилось. Перед глазами так и остались полуобнаженные обнявшиеся тесно мальчики,  сейчас, ночью и спящие еще сильнее походившие друг на друга.
Тео невольно сделал несколько шагов к постели, застыв перед ними и наблюдая, как они еле заметно дышат, обнимаясь, зарывшись носами в свои растрепанные влажные волосы.

0

47

Спокойной ночи... - прозвучало где-то над его головой и Дитер, уже ничего не замечая, уснул. Обычно мальчик спал очень чутко и мог проснуться от любого шороха, но сейчас бессонные ночи давали о себе знать и он даже не чувствовал, как его брат ворочается рядом, пытаясь заснуть.
Снилось что-то... мутное и словно тягучее. Он достаточно отчетливо понимал, что это сон, но проснуться почему-то не мог. Не было сил. Какая-то мягкая дорожка, коридор, длинный, с множеством поворотов и совершенно без дверей, лишь зеркала. Самых разных причудливых форм, даже какое-то, будто с волнами на поверхности. Дитер остановился у него, с интересом глядя на свое отражение. Правда себя он почему-то не мог узнать.
Вдруг сзади раздались неторопливые мягкие шаги, которые раздавались все ближе и ближе. Мальчик резко обернулся, но не увидел никого, лишь едва ощутимо было то, как дрожат на стенах зеркала.
- Кто здесь?.. - тихо спросил он и его голос разнесся по коридору странным эхом. Никого не было, но отчего-то очень явно ощущался взгляд за спиной. Поежившись, Дитер обернулся во сне и резко открыл глаза, просыпаясь.
Над их постелью стоял дядя, глядя на них сверху вниз, будто изучая.
- А... вы все-таки вернулись... - мальчик сонно улыбнулся лишь уголками губ, глядя на мужчину еще немного помутненными ото сна глазами, - Мы вас не дождались...
Он чуть сильнее укутался в одеяло, стянув его с плечей брата. От того, что они забрались в кровать с мокрыми волосами, было немного холодно.
- А сколько времени сейчас?
Дитер не знал, что и как он должен говорить, потому спросил первое, что пришло в голову, не отводя взгляда от стоящего у постели Теодора.

0

48

оос: прошу прощения, вчера не было интернета.

Дитрих спал без снов. Хотя с другой стороны, может кто-нибудь смог бы назвать эту вереницу размытых образов и несвязных голосов, шепчущих что-то, сном. Мальчик так не считал.
Проснулся он от того, что по нему прошлась волна холода. Он поежился, пытаясь натянуть одеяло обратно, но не смог - братец изо всех сли этому противостоял. Еще несколько секунд Дитрих пытался ворочаться, а потом все-таки открыл глаза, поскольку в полудреме начал различать еще и голоса. Один - брата, второй... дяди?
- Мммм... верни одеяло... - возмущенно промычал Дитрих, все еще пытаясь заснуть обратно. В поискал тепла, он сильнее прижался к Дитеру, обнимая его за шею и прижимаясь животом к его боку. Наверное, нужно было бы все же открыть глаза и поздороваться, но мальчик предпочел притвориться полуспящим и ничего не понимающим.
Увы, нужных результатов это не принесло - он еще сильнее выполз из под сбившегося одеяла, являя на обозрение открывшуюся спину и поясницу.

0

49

То, что мальчишки проснулись не принесло никаких облегчений. Скорее уж наоборот – одеяло практически сползло с их тел скрывая, пожалуй, только их бедра, которыми они тесно прижимались друг к другу.
Дитрих прижался теснее к брату, так что одеяло сползло уже до поясницы и норовило и вовсе слететь с их тел. Тео перевел дыхание и улыбнулся, однако, это вышло несколько натянута. Его глаза жадно ловили каждое их движение, каждый жест, весь обратившись в зрение он не заметил как его спросили..
-Время? – он чуть встряхнул рукой, чтобы часы съехали на запястья. Света было мало и он практически не видел, что на них, однако это было не так уж и важно, приблизительное время он и так знал.
- Полдвенадцатого… я решил проверить все ли хорошо.. – он подтянул к себе стул, приставленный к столу, который он поставил специально для мальчиков что бы было где делать уроки.
- У вас все в порядке? – он облизнул пересохшие губы, следя за тем как Дитер чуть приподнялся в постели. Этих двоих он никогда не путал – вероятно потому, что так пристально наблюдал за ними, поэтому даже в полутьме он отлично понимал кто есть кто.
По дыханию он понял, что второй брат тоже проснулся, но упорно не хочет здороваться… Это и обижало и вызывало понимание – незнакомый практически человек, и было видно , что особого доверия к нему они не испытывают и хотят выглядеть более независимыми и взрослыми чем есть на самом деле.
Мужчина тихо вздохнул и чуть улыбнулся сам себе, чувствуя что рядом с  ними мысли практически отключаются, уступая место бессвязным образом.

0

50

Дитрих заворочался рядом и попытался отнять у него одеяло. Чуть помедлив, мальчик таки выпустил его край из пальцев, позволив брату укрыться. Просыпаться тот явно не хотел и сильнее прижался к нему, делая вид, что спит.
Дитер чуть улыбнулся, бросив на него взгляд, а затем снова посмотрел на дядю, который притянул к себе стул и сел напротив их постели. Выглядел Теодор несколько... настороженно? Хотя мальчишка никогда не отличался особым вниманием, что-то показалось ему немного подозрительным.
- Все... хорошо... насколько это может быть, - несколько медленно ответил Дитер, пристально глядя на дядю.
Да, на их отца он был совершенно непохож, и от этого в глазах мальчика вызывал какое-то особое любпытство. Какой теперь их жизнь будет в доме этого человека... вместе с ним? Дитер не мог предположить, и вряд ли даже в полутьме от Теодора могло скрыться любопытство в глазах племянника.
- А почему вы так поздно? Мы ждали вас... - Дитер на пару мгновений замолчал и приподнялся еще выше, почти сев на кровати.
"Выпил..." - промелькнула в голове мальчика смутная мысль и он чуть закусил губу. Он упорно не понимал, почему взрослые, когда что-то случается, почти всегда пьют эту мерзость... и чем мерзостней, тем лучше.
- Мы у вас на кухне немного... похозяйничали... и в ванной, - едва заметно улыбнувшись, сообщил он и обернулся на брата, проверяя, не решил ли тот все-таки проснуться.

0

51

...а Дитрих все-таки решил. Он понял, что спать ему не дадут, и приоткрыл глаза. Сначала - левый, потом правый. Немного поворочался, чувствуя, что любимый объект для обниманий выскользнул у него из рук и окончательно проснулся. Он сел на кровати, потирая тыльной стороной ладони заспанные глаза и зевая, даже не пытаясь прикрыть рот. Хотелось спать дальше, но присутствие дяди в комнате этому не способствовало.
- Добрый вечер, - предельно вежливым, но вместе с тем естественным голосом проговорил Дитрих, глядя на дядю.
В темноте, освещенный только уличным фонарем, он казался холодным, прям таки ледяным - к нему боязно было прикасаться. Дитрих положил голову на плечо брату и снова зевнул, на сей раз прикрыв рот ладошкой.
- Мы волновались, что вас так долго нет, - он смотрел на дядю сквозь чуть приопущенные ресницы, мягко улыбаясь, - вы всегда так поздно приходите?
Что-то не позволяло ему говорить единственному оставшемуся родственнику "ты". То ли  уважение, то ли благодарность. Дитриху очень хотелось сказать "спасибо" за то, что сделал для них Тео. Оставаться дома было бы слишком мучительно тяжело. Да и каковы были их шансы не попасть в приют?

0

52

-Я заметил, что похозяйничали.. – мужчина мягко улыбнулся, правда улыбка вышла несколько напряженной.
-Привыкайте, теперь это же и ваше все тоже, вы же тоже тут живете.. – он склонил голову разглядывая одного из братьев. В глазах читалось какое то любопытство, интерес, объяснения которому Тео уже долго не мог найти, а если и находил, то явно не тот, что вкладывал в это Дитер.
- Все хорошо..Работа, вы же понимаете.. – он развел руками.
Разговаривать с детьми было непривычно -  прежнее время, это их мало интересовало, да и сейчас..приехав, они были увлечены только личными  переживаниями, даже практически не говорили ни слова..
Он уже немного разобрался в характере мальчишек и улыбнулся наблюдая, с каким сожалением просыпается Дитрих.
- Ничего..я не хотел вас разбудить если честно.. – глаза мужчины блеснули  в свете фар проезжающие за окном машины. Сейчас в глазах читалось желание, а взгляд, скрываемый обычной темнотой комнаты блуждал по их телам, переплетенным в уютной постели.
- Я постараюсь бывать раньше, но..Я не буду лучше этого обещать. – он посмотрел в красивое, практически девчачье личико мальчика.
Все таки они были похожи, очень, и разные прически этого не меняли, скорее даже подчеркивали то, что несмотря  на то, что они пытаются отличаться они похожи как две капли воды.
Брат часто жаловался Тео при встречах на их отвратительное поведение, непослушность, но разве можно было поверить в это сейчас, смотря  в эти совсем детские со сна лица?... Конечно же нет…

0

53

"Проснулся... все-таки, - мысленно улыбнулся Дитер, бросив быстрый взгляд на брата и снова немного резко повернувшись к Тео. Редко этот мальчишка мог слушать не перебивая, но сейчас... он чуть расширенными глазами смотрел на дядю, севшего на стул перед ними и внимательно слушал его, хотя тот не говорил ничего особенного.
- Ну мы там ничего плохого вроде не сделали... правда. А чашки у вас ужасные, - он на пару мгновений запнулся, помня, что за свою излишнюю откровенность получал едва ли не чаще, чем за остальные выходки.
"Так он целыми днями на работе... мы будем все время одни..." - промелькнула в голове какая-то почему-то безрадостная мысль. Возможно, страх быть только вдвоем... хотя раньше им никто и не был нужен. Как часто и бывает, кто-то рядом стал нужен только тогда, когда они остались одни.
- Хорошо... но я все равно запомню ваши слова, - губы Дитера тронула легкая улыбка, - иначе... мы слишком сильно похозяйничаем здесь, - мальчик потянулся на постели, на пару мгновений закрыв глаза и теснее прижался к брату, уютно устроившись под одеялом. Что в этих движениях и вообще в их сне вместе, ему не приходило в голову, что в глазах дяди это может выглядеть как-то... странно? Однако его внимательный взгляд в их сторону не остался незамеченным и в глазах "старшего" из близнецов любопытство только усилилось.
"Интересно, что он думает сейчас о нас, когда так смотрит? И не признается ведь... сравнивает с кем-то? Или винит?.." - едва ли мальчику удалось сейчас разгадать хоть какую-то мысль Тео и он сам решил оставить эти попытки, лишь с интересом глядя на него в полутьме комнаты.

0

54

В ответ на перемещение брата, Дитрих обнял его, коснувшись предварительно губами его все еще влажных взъерошенных теперь волос, после чего плотнее укрыл и себя, и его. Теперь, когда дядя вернулся, в атмосфере тотального одиночества и какой-то нереальности происходящего появилось что-то настоящее. Сидящий напротив дядя.
В душе Дитриха появилось умиротворение. Они был не одни. И хоть и хотелось отвернуться от мира, присутствие Теодора не могло его не радовать.
Желание спать куда-то улетучилось. Он не зевал, и даже глаза не закрывались, хотя минуту назад он крепко спал.
Даже темнота сейчас больше не казалась такой абсолютной. В ней появился свет, пусть и слабый, но он был. Осталось только не потерять его из виду.
- Спасибо вам, - ни с того ни с сего сказал мальчик, улыбаясь Теодору чуть шире, чем прежде. Улыбка у него была такая же, как раньше: светлая, удивительно сияющая, нежная и притягательная. Каждая из них словно расцветала у него на губах, каждый раз - самым прекрасным из цветков.
- А как нам вас называть? Можно говорить "ты"? - дружелюбие мальчика как обычно вело его по тому же самому пути. Он даже многих учителей звал на "ты" и по имени.

0

55

- Чем же вам не угодили мои чашки? – Тео тихо рассмеялся и в глазах заблестела какая то радость, вероятнее всего в ответ на искренние улыбки мальчишек.
- Можно будет завтра купить вам те, которые понравятся. – он склонил голову рассматривая Дитера и еле сдерживая руку оттого что бы не погладить его.
- Впрочем в магазин мы так и так поедем, вам много чего нужно из того что у меня не водиться. – он обвел взглядом практически пустую комнату – из мебели он успел приобрести только самое необходимое, попросту забыв о таких мелочах как банные халаты, тапки и тому подобное.
Тео некоторое время колебался, прежде чем сесть к ним на край постели, для чего пришлось обхватить несильно пальцами лодыжку Дитриха и отодвинуть в сторону, что с виду выглядело как какая то игра, хотя можно было почувствовать как пульс на шее мужчины забился сильнее.
- Ну что, думали уже о том, что вам надо? – слегка погладил голое плечо одного из мальчишек, сам не очень поняв чье – они слишком тесно прижимались к друг другу  и разглядеть с этого ракурса кто есть кто он просто не мог.
Пальцы коснулись влажных холодных волос.
- Вам бы высушить волосы, а то простудитесь, - он ласково убрал длинные пряди с чьей то спинки, едва ощутим поглаживая кожу кончиками пальцев.
Впрочем во время его приездов к брату он тоже редко мог удержаться от таких «случайных» прикосновений, что вообщем-то, по его мнению и наблюдению, братья воспринимали практически нормально, не придавая этому особого значения.
- Вам спасибо за то, что у меня есть такие замечательные племянники. - мужчина широко улыбнулся и умудрился обнять обоих мальчишек сразу, прижав к своей груди.

0

56

Дитрих изобразил на лице притворно-саркастичное недовольство и спрятал ногу под одеяло, когда дядя сел рядом. Странно, что они с отцом были так сильно непохожи. С другой стороны - сходство проглядывалось. С некоторых ракурсов, при определенном свете... Но сейчас он меньше всего на свете напоминал Дитриху отца. И так было даже лучше - будь они похожи, жить здесь было бы очень тяжело. Каждый день видеть напоминание о погибшем родителе заставляло бы каждую секунду возвращаться к страшным воспоминаниям. И не только - к приятным, радостным, но теперь лишь воспоминаниям.
- Пока не думали особо. Надо будет составить список, - проговорил он в ответ на последний дядин вопрос. И правда, что им нужно будет? Наверное, целая куча всего. И все будет совершенно новое и точно дорогое. Не так, как они привыкли.
Он шмыгнул носом, когда дядя коснулся его влажных волос, и помотал головой.
- Было лень. Сейчас еще ленивее. А простынем - несколько дней честно заслуженного валяния обеспечены... - Дитрих говорил так, словно ничего не случилось. Ему очень хотелось верить и он изо всех сил притворялся. И у него почти получалось.
Неожиданный порыв дяди заставил мальчика не секунды зажмуриться и задержать дыхание - он чуть-чуть испугался, но это тут же прошло. От дяди исходил запах алкоголя, но он не раздражал, а еще сразу же стало тепло, даже немного жарко. Дитрих по своему обыкновению ткнулся носом в грудь обнимающему и чуть-чуть сжал пальцами его рубашку.

0

57

Дитер с легкой улыбкой проследил за тем, как дядя пересел на край их постели, подвинув брата. Что-то было странное в его движениях... что-то... странно было само то, что этот по сути невнимательный мальчик заметил это. Но от того, что заметил, вряд ли он смог бы это объяснить. Он на несколько мгоновений прикрыл глаза, слушая как брат отвечает на вопрос Тео и запрокинув голову, удобно устраиваясь на подушках.
- Ваши чашки... они как игрушечные... взять не за что, - просто ответил он на вопрос и слегка улыбнулся уголками губ. - А список мы составим... наверно, - упоминание списка почему-то напомнило ему маму. Та очень любила при походе в магазин сверяться со списком и покупать все строго по нему. Правда порой Дитеру удавалось выклянчить что-то, помимо тщательно спланированного.
Мальчик хотел ответить еще что-то на вопросы, но брат опередил его и Дитер на несколько мгновений прикрыл глаза, что со стороны выглядело так, будто он уснул обратно.
"Да... высушить волосы... какая гадость эти все банные радости..." - отвлеченно подумал он и в следующий момент слегка вздрогнул, когда дядя склонился к ним и обнял обоих сразу.
Запах чего-то незнакомого... дорогого алкоголя и не менее дорогого парфюма с едва уловимым ароматом... это невольно притягивало, как-то так, совершенно подсознательно. Дитер несколько осторожно положил ладошки на плечи мужчины и слегка сжал пальцы, закрыв глаза. Отчего-то этот жест заставил почувствовать некую уверенность, и первым разжимать руки ему не хотелось.

0

58

Мужчина шумно выдохнул, почувствовав, как они прижались к нему в ответ. Тонкое одеяло упало, и мальчишки прижались к нему голой кожей, что заставило сердце биться быстрее.
Теплые ладони медленно, но не от неуверенности, а от того, что мужчина наслаждался прикосновением, провели по горячей коже братьев. От такого необычного и долгожданного ощущения Тео пришлось приложить массу усилий, что бы не простонать в голос – все его возбужденное тело сейчас очень остро реагировало на все прикосновения, на любое даже самое невинное касании их пальцев.
Сейчас он уже не слышал ничего из того, что они ему сказали, и уж точно не смог бы это повторить.
Пальцы синхронно коснулись их позвоночников и прошлись прямо по чуть выпирающим косточкам вниз, дойдя до поясницы.
Он прикрыл глаза, наслаждаясь этим. Было приятно, очень такое заводило. Движения становились все более уверенными и откровенными. Пальцы гладящие их изогнувшиеся гибкие спинки двигались вверх и вниз поглаживая , с каждым разом опускаясь все ниже, теперь уже практически касаясь нежных ложбинок между  ягодиц.
Руки Тео чуть напряглись, не давая им отстраниться, так что каждый из братьев думал, что другой просто не хочет отодвигаться.

0

59

Сначала было тепло и приятно. Дитрих едва не заурчал - неделю он чувствовал, будто его, устрицу, вскрыли, подставив нежное тельце миру. А мир, как мог, ранил. И было неимоверно больно. Сейчас он снова ощущал себя в надежной раковине. Дитрих мягко улыбался, не открывая глаз и чувствуя, как сильная мужская рука ласково гладит его по спине. Почти как отец - только от дяди совершенно иначе пахло, да и руки у него, кажется, были не такими мягкими, как у папы.
А потом его это насторожило. Рука дяди скользнула ниже, и Дитрих попытался отстраниться. Но сильная ладонь не дала ему этого сделать. Сердце мальчишки заколотилось быстрее. Он скосил взгляд на брата. Тот, кажется, был спокоен. Значит, все было в порядке.
Просто раньше к нему в таких местах прикасались рушь руки брата - если не считать родительских, еще в нежном совсем возрасте. Это его смущало и одновременно несколько пугало - Дитрих просто не знал, насколько такое поведение правильно.
Он заметно напрягся, по его коже пошли мурашки. Это было не неприятно - просто очень странно. По телу прошла волна жара и задержалась ниже живота. Дитрих старательно свел ноги, чтобы никто ничего не заметил - а замечать, к сожалению для него, было что. И теперь мальчику стало просто-напросто стыдно.

0

60

Что-то словно повисло в воздухе. Что-то странное, непривычное, недосказанное. И исходило это от дяди. От его объятий... возможно, слишком крепких, сильных и несколько настойчивых. Но думать об этом, что сейчас не так, Дитер отчего-то не мог. Сейчас, в тепле, очень захотелось положить голову на теплое плечо и уснуть. Несмотря на то, как рука дяди скользнула несколько ниже. Возможно, мальчик просто не понял, что мог означать этот жест. Ведь в их играх с братом в этом не было ничего особенного. Но то был брат, а сейчас...
Все же Дитер заставил себя на мгновение поднять голову и несколько вопросительно заглянуть в лицо мужчины. Но ничего особенного он не увидел. Лицо Тео скрыли пряди длинных черных волос, рядом было только теплое дыхание...
Мальчик шумно выдохнул, оставив свои смутные вопросы при себе, и все же позволил себе положить голову на его плечо. Глаза закрывались как-то сами собой... от тепла, уюта и некоторой надежности, пусть что-то и каазлось странным. Но так смутно, что в полусонном и расслабленном состоянии Дитер не мог различить, что это было.
"Просто так? Показалось? А черт с ним..." - пальцы мальчика чуть сильнее сжались на плечах Тео и он, казалось, просто уснул в его руках, прижавшись одновременно к брату.

0


Вы здесь » Тайное Братство » Старые отыгрыши » Дом Теодора Фридмана